Skip to Content

Ошибка в вопросе

Вопрос 4:

Раздаточный материал

    Федор Тютчев:
    Кто без тоски внимал из нас,
    Среди всемирного молчанья,
    Глухие времени стенанья,
    Пророчески-прощальный глас!
     
    Петр Вяземский:
    И сколько диких дум, бессмысленных, несвязных,
    Чудовищных картин, видений безобразных, —
    То вынырнув из тьмы, то погружаясь в тьму, —
    Мерещится глазам и грезится уму!
    

    Перед вами строфы из стихотворений, посвященных ЕЙ. По мнению Ирины Сурат, для еще одного поэта ОНА — только точка, от которой начинается плавание. Назовите этого поэта.

Ответ: Мандельштам.

Комментарий: ОНА — бессонница. Именно так называются стихи Тютчева и Вяземского, из которых взяты розданные строфы. У Осипа Мандельштама есть стихотворение, начинающееся так: "Бессонница. Гомер. Тугие паруса. / Я список кораблей прочел до середины: / Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный, / Что над Элладою когда-то поднялся." Ирина Сурат считает, что в бессоннице для Мандельштама нет ничего томительного, мучительного — это только точка, от которой начинается странствие. Поэт не погружается в бессонницу, а отталкивается от нее, использует ее как счастливую возможность через греческий текст выйти в поэтическое плавание, в открытый мир европейской истории и культуры.

Источник(и): http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2006/11/su11.html

Автор: Борис Шойхет (Франкфурт-на-Майне)

3 + 15 =
Решите этот несложный пример. Вы должны видеть три слагаемых. Если слагаемых два, то прибавьте к сумме 2.